close
no thumb
Наследие «холодной войны»
«Гонка вооружений» — это словосочетание с назойливой периодичностью повторялось и 20, и 30, и 40 лет назад в каждой программе «Время».

Две сверхдержавы десятками, сотнями клепали ядерные ракеты, которыми можно было уничтожить всю планету. Смертоносные заряды вешались на стратегические бомбардировщики, ставились на атомные подлодки, монтировались на бронепоезда и прятались в ШПУ — шахтно-пусковые установки.

В Костромской области было вырыто 98 таких ШПУ. На боевое дежурство там встали межконтинентальные баллистические ракеты РС-20, которые американцы с коллегами по НАТО не без уважения классифицировали как «Сатана». Мощь у них была и правда дьявольская. У каждой ракеты — по 10 ядерных боеголовок мощностью в 500 килотонн. На момент появления «Сатаны» в 75-м году она считалась самой грозной баллистической системой в мире. И вызывала немало беспокойства на Западе. Еще бы — максимальная дальность запуска — 11 000 километров. А предназначалась РС-20 для особо укрепленных целей — командных баз, вражеских ракетных шахт, аэродромов…

Но отношения между странами потеплели, был принят договор о сокращении наступательных вооружений (СНВ-1). По нему ракеты извлекли и утилизировали. Шахты законсервировали, накрыли бетонной крышкой и закопали. По сути, закопали миллионы рублей (строительство одной шахты в советское время, когда доллар стоил 61 копейку, обходилось в 4 миллиона рублей.). Кто же знал, что эти миллионы в буквальном смысле вернутся в колодцы ШПУ?

Приказано закопать
С распадом СССР в России появилась проблема. Печатались новые деньги, а старые девать было просто некуда. При советах Гознак СССР отправлял вышедшие из обращения купюры для утилизации на Украину. Именно там находились заводы по уничтожению денег. Сжигать их нельзя — слишком много опасных химических красителей с примесями металла.
И тут вспомнили про законсервированные ракетные шахты. «Если нельзя сжечь — значит, можно закопать», — ударили по рукам военные и Государственный экологический комитет по Костромской области.
Под списанные Центробанком купюры были выделены восемь шахтно-пусковых установок.
— Тут когда-то много было баз, — вспоминает житель деревни Дровинки Владимир Павлович, загибая пальцы: — 6-я, 30-я, 32-я… Я в то время начальником здешней железнодорожной станции работал. Военных, пока стояли ракеты, видно практически не было. Около шахт были вертолетные площадки. На них прилетала смена караула. А потом они все резко уехали, забрав какое-то оборудование и разобрав кирпичный пункт управления. А в 92-м или 93-м так же внезапно появились снова. Все — с автоматами, с собаками. Оцепили лес, местных не пускали. Через день в лес потянулись «КамАЗы», груженные темными мешками. А обратно возвращались уже пустые. Нам-то никто не рассказывал, что в мешках было.
Денежный дождь
Асаново — это полузаброшенная деревушка в 60 километрах от Костромы по трассе плюс еще 15 по проселочной дороге. Местных жителей, тут практически не осталось, а дома в основном выкупили дачники из города. Ещё тут часто промышляют черные копатели за цвет метом, которые часто пытаются вскрывать забетонированные шахты.
Каково же было удивление дачников, когда старые купюры начали всплывать в их колодцах, затем потекли по местным ручейкам. А во время небольшого урагана и вовсе выпали вместе с дождем на огороды ошарашенных сельчан. О денежном дожде узнали власти, и на место раскопок нагрянула природоохранная прокуратура.
Уходили военные отсюда, видимо, в спешке, даже не потрудившись разобрать свои строения, как в Дровинках. Бункеры, домики, километры столбов с колючей проволокой… И вот , засыпанная землей шахта. «Деревянных» здесь не так много, навскидку килограммов 300. Всего же по Костромской области было зарыто 440 тонн советских денег.
Кстати, после прокуратуры здесь побывали специалисты с дозиметрами и постановили: радиационный фон в норме. Экология не нарушена.

Источник

Теги: историяСССРядерная шахта

1 Comment

Оставить комментарий