close
no thumb

Описывая факты передислокации войск НАТО с целью увеличения концентрации личного состава и техники вдоль наших границ, я часто наталкиваюсь на непонимание со стороны своих читателей. Определенная часть россиян считает все эти публикации не более чем нагнетанием страстей и сгущением красок, направленным на внесением смуты в сознание нашего доверчивого населения. Основной аргумент – у России есть ядерное оружие.

Можно ли выжить в современной  ядерной войне?

По мнению некоторых из моих читателей, ядерный потенциал является своеобразной гарантией от прямой агрессии. Столкновение двух и более ядерных держав невозможно – подобно мантре повторяют наши скептически настроенные соотечественники. Максимум что нам грозит – это гибридная война, а так как она уже идет, то и бояться больше в принципе нечего.

Вроде все логично. Обмен ядерными ударами, который в теории неизбежен при открытом конфликте двух ядерных держав, сделает любые территориальные споры бессмысленными. После такой дуэли захватывать уже будет нечего, да и скорее всего, некому. Хорошо что это понимаем мы, россияне! Но как же европейцы и американцы? Разве они не знают этих прописных истин? Зачем тратят колоссальные бюджеты на наращивание группировки вдоль наших границ? Зачем увеличили в 19 раз численность военного контингента на территории Молдовы и Прибалтики?

Для того чтобы получить ответы на поставленные выше вопросы, предлагаю Вам вернуться в другой период. Период, предшествующий началу Второй мировой войны. Германия, впервые применившая в 1915 году на полях сражений отравляющие вещества, дала начало новой эры гонки вооружений. Ведущие тактики и стратеги ведения войны смогли воочию убедиться в том, что победа зависит теперь не от количества солдат, танков и пушек. В обиход военных плотно вошло понятие «иприт». Такое название получил газ, который способен убивать солдат в независимости от того, где они находились. Ни бронемашины, ни окопы и укрепления не спасали от этого коварного оружия.

После поражения в Первой мировой войне Германия были лишена права производства отравляющих веществ и химического оружия. Единственное что могли разрабатывать в своих лабораториях немецкие химики – яды для сельского хозяйства. Но другие страны, осознавшие потенциал нового оружия, в очень короткие сроки развернули производство боевых отравляющих веществ и уже в скором времени смогли производить боеприпасы нового поколения. Большая часть европейских стран, Соединенные Штаты Америки, Великобритания и Советский Союз забивали свои склады химическими боеприпасами и совершенствовали средства их доставки до позиций и населенный пунктов потенциального врага. Отравляющими веществами снаряжались минометные мины, артиллерийские и танковые снаряды и авиационные бомбы. Более того, появились специальные самолеты, которые способны были распылять отравляющие вещества над довольно большой территорией, уничтожая на ней все живое. Миллионы и миллионы снарядов, отравляющие вещества, термиты, смеси, дающие при горении температуру в 4000 градусов, газы – казалось бы, очередная война станет для населения планеты однозначно последней. Плюс еще и Германия, которая в 1934 году так же включилась в гонку вооружений и «подарила» миру такие отравы как «табун» и «зарин». Не могу утверждать, но искренне подозреваю, что каждая из стран, набивающие свои арсеналы ядами, считала что именно это оружие сдерживания оградит их от внешней агрессии. Однако…

Начало Второй мировой войны вновь раскололо мир на два полюса, и вновь в центре одного из них оказалась Германия, родоначальница применения боевых отравляющих веществ на полях сражений. Казалось бы, вот момент для того, чтобы открыть арсеналы и окутать страну агрессора химическим облаком, раз и навсегда пресекая навязчивую немецкую агрессивность. Но Германия захватывает одну за одной страны Европы, а иприт, зарин, фосген и термиты не спешат покидать военные склады западных держав. Да и сама страна агрессор завоевывает новые территории исключительно дедовским способом, как будто забыв о миллионов снарядов начинённых быстрой и неминуемой смертью.

Первыми о применении отравляющих веществ задумалась Великобритания, которая допускала высадку немецких войск на своем побережье. Иприт рассматривался как средство вытеснения немцев с занятых позиций на побережье. Но Германия отказалась от проведения операции «Морской лев» и иприт так и не покинул британские военные арсеналы. Казалось бы, веский повод для применения химического оружия и боевых отравляющих веществ был у СССР, который подвергся прямой агрессии со стороны Германии. Летом 1941 года под Керчью советские войска при обстреле немецких позиций применили ракетно-зажигательные снаряды РЗС-132. Этот боеприпас снаряжался 36-ю зажигательными элементами термита марки «6» массой 4,2 кг каждый, и предназначался для стрельбы из установки залпового огня БМ-13-16, более известной как «Катюша». За один залп «Катюша» выстреливала 1500 зажигательных элементов. Температура горения термитной смеси достигала 4000°С. При попадании термита на броню танков и стволы орудий, легированная сталь меняла свои свойства и боевая техника уже не могла быть использована. Люди же, «помеченные» термитом, умирали страшной и мучительной смертью. В ответ немцы обстреляли советские позиции из реактивных минометов Nebelwerfer-41 химическими снарядами. Таким образом Германия продемонстрировала Советскому Союзу готовность нарушить условия Женевского протокола 1925 года, если продолжится применение снарядов РЗС-132. Более эти снаряды для обстрела немцев советскими войсками не применялись, да и немцы не стремились использовать боевые отравляющие вещества. В 1935 г. советские мощности по производству иприта в год составляли 35 тысяч тонн, по фосгену — 13 тысяч тонн, по дифосгену — 1,9 тысяч тонн. На 1 декабря 1936 г. советские ВВС имели на своем вооружении 90 тысяч химических авиабомб, а мобилизационные мощности промышленности были рассчитаны на выпуск в течение года 796 тысяч химических бомб. Не менее внушительный арсенал химического оружия, самого мощного на тот момент, имела Германии и другие страны, участвующие в Мировой войне. Но практически весь он так и остался пылиться на складах…

Основной фактор, которые останавливал страны, участники военного конфликта, от применения химического оружия, это конечно осознание того, что последует столь же чудовищный ответный удар. Плюс понимание ответственности, которую неизбежно понесет проигравшая в конфликте сторона. В 1945 году Америка применила в Японии ядерное оружие понимания, что война уже закончилась и США находиться в стане победителей, которых, как правило, не судят. А в 1941 и даже в 1942 годах предсказать кто станет победителем в конфликте было невозможно. Еще не верила в свою победу Германия и уже не верил в свой проигрыш СССР.

Сегодня ядерное оружие есть в арсенале девяти стран: России, США, Великобритании, Франции, Китая, Пакистана, Индии, Израиля и Северной Кореи. Ядерным оружием, пригодным для немедленного использования, располагают только Россия, США, Великобритания и Франция. По данным СИПРИ, данные ядерные боезаряды уже установлены на ракетах или хранятся на военных базах, откуда они могут быть запущены. Готовы ли эти страны использовать ядерное оружие в случае конфликта между ядерными державами? Я очень сильно сомневаюсь в этом. Скорее всего ядерное оружие постигнет та же самая судьба, которая постигла огромные запасы химического оружия. Оно попросту будет пылиться на складе или находиться на боевом дежурстве до того момента, пока какая-нибудь из стран все же перейдет барьер и применит оружие судного дня. Но это вряд ли. Неизбежность ответного удара, неизбежность наказания в случае проигрыша, остановит руководство любой из названных выше держав. Ядерное оружие это скорее психологический фактор, не более. Использовать его по прямому назначению сегодня никто не рискнет. Именно с этим и связанна высокая концентрация войск НАТО на нашей границе, которым и отводят решающую роль в планируемом конфликте. Именно с этим связанно и создание новых дивизий и ударных группировок на территории России, что в принципе не нужно державе, преисполненной решимости ответить на любую агрессию ядерным ударом.

В общем, не стоит сильно полгаться на ядерный потенциал и расценивать повышение концентрации войск НАТО на нашей границе как банальную игру мышцами. Судя по всему Запад готовиться к прямому столкновению с Россией. Готовиться к этому конфликту и наша страна. Когда грянет гром и грянет ли он вообще, вопрос крайне сложный. Но то, что подготовка к войне идет полным ходом, не заметить трудно. Достаточно только открыть англоязычную прессу и посмотреть заметки аналитиков. Накачка местного населения, которому день за днем вдалбливают информацию о том, что Россия готовит агрессию то ли в отношении Прибалтики, то ли в отношении другого государства, идет полным ходом. А это неспроста. Европейцев убеждают в неизбежности военного конфликта, не называя лишь примерные сроки его начала.

А что мы? Мы готовы к конфликту? Я имею в виду не армию Российской Федерации, которая само собой находится в полной боеготовности, а именно население России. Судя по тому, что ВЦИОМ уже начал проводить опросы которые описывают наши действия в случае начала войны, готовиться все же стоит. Даже если и на всякий случай, не повредит. Но как готовиться если полностью уничтожена система Гражданской обороны, а население находится в состоянии сладкого заблуждения в том, что мы ядерная держава, а значит любая агрессия в нашу сторону исключена? Где бомбоубежища, хранилища которых заполнены противогазами и средствами оказания первой помощи? Когда в последний раз с населением проводились учения по гражданской обороне? Вы знаете что делать и куда идти в случае объявления сигнала воздушной тревоги? Настоящей воздушной тревоги? Советский Союз тоже был ядерной державой. Сверхдержавой. Но при этом мы отрабатывали и эвакуацию, и тушение пожаров, изучали средства химической защиты и знали как оказать первую помощь. Что изменилось? Мы получили стопроцентные гарантии в том, что Россию ждет исключительно мирная жизнь, так как вокруг одни друзья и агрессия в принципе исключена? Глупо. Глупо и опрометчиво так считать! Если Россия и падет, то падет не побежденная на полях сражений, а став жертвой предательства и безалаберности собственных граждан, которые так уверовали в свою непобедимость, что забыли даже об элементарных мерах безопасности.

Алексей Зотьев

Оставить комментарий