close
no thumb

Покидая Афганистан, американцы способны взорвать Центральную Азию чтобы в ней остаться

Влиятельная американская газета The New York Times сообщила, что накануне намеченного на 2014 год начала вывода войск НАТО из Афганистана руководство Узбекистана начало закулисный торг с Вашингтоном, Берлином и Лондоном. Официальный Ташкент предлагает западным партнерам сделку: мы разрешим вам воспользоваться нашими дорогами, а вы в благодарность оставите нам часть вашей техники, оружия и военного имущества. А именно: бронированные автомобили, детекторы мин, вертолеты, навигационное оборудование, аппаратуру ночного видения и т. д.

Понятно, что почва для торга есть. Натовцам предстоит очень сложная задача: в течение двух лет преимущественно автомобильным транспортом отправить в Прибалтику к местам погрузки на поезда и пароходы 70 тысяч единиц техники и 120 тысяч контейнеров с грузами. Для этого сгодилось бы как можно больше маршрутов. Через Узбекистан – стал бы одним из самых удобных.

Правда, The New York Times указывает, что переговоры пока носят конфиденциальный характер. Если так, это и неудивительно, учитывая, что подобная постановка вопроса затрагивает интересы слишком многих. Прежде всего – России, которая давно нервно реагирует на любые попытки американцев сделать так, чтобы их присутствие в Центральной Азии не ослабло даже и после ухода из Афганистана. И очевидное в последние годы военно-политическое сближение Соединенных Штатов с режимом Ислама Каримова – это инструмент укрепления такого влияния.

Тем не менее, весьма вероятно, что переговоры, о которых американские журналисты, по их словам, узнали из собственных источников в структурах НАТО, за спиной Москвы действительно начались. Во всяком случае, зачем-то же летом прошлого года Узбекистан вышел из Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), доминирующая роль в котором России несомненна? Уж не для того ли, чтобы избежать обязательных консультаций с членами ОДКБ по поводу отношений с Вашингтоном? Кстати, выход из ОДКБ узбекские власти объяснили, в частности, недовольством политикой этой военно-политической организации именно на афганском направлении.

Между прочим, летом 2012 года усилились разговоры о том, что на узбекской земле могут остаться не только американская боевая техника и оружие, но и военная база. Еще в 2009 году Ташкент и Вашингтон провели переговоры по этому поводу. Официального соглашения подписано не было, зато на свет появилось многозначительное двустороннее соглашение об узбекско-американском военном сотрудничестве.

Ясно, что разместив у себя базу Соединенных Штатов, Узбекистан тут же станет ключевым союзником США в Центральной Азии. А это означает не только сугубо военную помощь и укрепление и без того самой мощной в регионе 55-тысячной узбекской армии, но и внушительную финансовую подпитку.

Ответ из Москвы не заставил себя долго ждать. В соседнюю с Узбекистаном и не очень дружественную ему Киргизию летом прошлого года с визитом слетал первый вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов. И посулил Бишкеку 1,1 миллиарда долларов на модернизацию слабенькой киргизской армии. И еще 200 миллионов долларов – Таджикистану, который тоже с беспокойством следит за политическими маневрами многолетнего главы Узбекистана Ислама Каримова на американском направлении. Причем, поставки российских вооружений нашим партнерам по ОДКБ, видимо, начнутся уже летом нынешнего года.

К тому же осенью 2012-го Узбекистан был еще раз быстро и эффективно наказан за стремление отодвинуться от России. Москва и Бишкек подписали соглашения о строительстве и эксплуатации Камбаратинской ГЭС-1 и Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Всего – пяти станций. Стало быть – и пяти водохранилищ, и пяти плотин. Они неизбежно нарушат плавное течение реки Нарын, что берет начало на Тянь-Шане и поит едва ли половину Центральной Азии, поскольку при слиянии с Карадарьей образует еще и знаменитую Сырдарью.

Станции российские специалисты обещают построить за 4-7 лет. Проект существует давно, но его реализация все время откладывалась из-за протестов бывших советских республик, что расположены ниже Киргизии по течению реки. А именно – Узбекистана и Туркмении. Потому, что тот, у кого будут ключи от плотин запланированных водохранилищ, сможет в одностороннем порядке без труда регулировать сток в Ферганскую долину – самый густнонаселенный в округе сельскохозяйственный район. То есть, в случае чего легким движением руки организовать у соседей голод. Такая угроза кого угодно сделает сговорчивей.

Причем, слова «война» и «вода» давно уже соседствуют в этих краях. С той поры, как Таджикистан с помощью России в 2004 году принялся достраивать законсервированную было с советских времен еще одну «запирающую» станцию — Рогунскую ГЭС на реке Вахш. По просьбе Ташкента, оценку последствий для Узбекистана выполнили американцы. По их данным выходит, что после завершения строительства каждое лето уровень Амударьи, в которую впадает Вахш, будет уменьшаться на 18 процентов, а каждую зиму – повышаться на 54 процента. Тогда же рассвирепевший от такой перспективы Ислам Керимов заявил:

— Все может усугубиться настолько, что это может вызвать серьезное не то что противостояние, а даже войну. Поэтому когда мы говорим о трансграничных реках, должны руководствоваться тем, что мировое сообщество решило, что обязательным условием является согласие всех стран, которые живут вдоль стоков этих рек… И с этой точки зрения мы не можем сегодня молчать, когда возникают какие-то планы, которые решаются, абсолютно не интересуясь — а в каком же мы положении завтра окажемся?

А раз – война на пороге, то к ней положено готовиться. Это у зверей бывает долгое и стабильное водное перемирие. Нищим людям в Центральной Азии не до того. Линия будущих окопов уже определилась. С одной стороны – Узбекистан с американцами за спиной. С другой Киргизия с Таджикистаном, из-за плеч которых выглядывает Москва. Насколько реален такой сценарий? Об этом «Свободная пресса» поговорила с президентом Академии геополитических проблем генерал-полковником Леонидом Ивашовым.

«СП»: — Леонид Григорьевич, возможен такой сценарий развития событий в ближайшей перспективе?

— Возможен, конечно. Американцы, с одной стороны, ищут наиболее эффективные и безопасные пути выхода из Афганистана. С другой – делают все, чтобы сохранить военное и политическое присутствие в Центральной Азии. Узбекистан в связке бывших советских республик оказался наиболее слабым звеном. И Вашингтон обязательно это использует.

«СП»: — Ну, в военном-то смысле Узбекистан пока наиболее сильное звено.

— В военном – согласен. А в политическом — Каримов все время маневрирует. То войдет в ОДКБ, то выйдет. То снова войдет. И снова выйдет. Это непостоянство и делает его слабым.

«СП»: — А вы можете представить себе, что в регионе завтра способна начаться самая настоящая война за воду?

— Проблема водных ресурсов чрезвычайно жестко стоит в Центральной Азии. Региональная война за них может вспыхнуть вообще в любой момент. Выход там можно искать только совместно с Россией. Политическое и правовое урегулирование, а также, конечно, экономическое решение проблемы без нашей страны невозможно. Но вот разобщенность, даже враждебность к нам одного режима не позволяет этого.

«СП»: — Имеете в виду режим Каримова?

— Конечно.

«СП»: — Выход войск НАТО из Афганистана и вероятная общая дестабилизация региона после этого способны послужить катализатором подобного вооруженного конфликта? Насколько в таком обороте событий заинтересованы сами американцы?

— Очень заинтересованы. В Вашингтоне понимают, что с помощью нефти и самого современного и мощного оружия, даже с помощью всего НАТО тотальный контроль над миром не удержать. Тем более, если этот мир организуется и стремится к региональным политическим образованиям – Европа, Латинская Америка, Шанхайская организация сотрудничества. А вот через создание то там, то тут управляемого хаоса им удается контролировать обстановку. Они сознательно повсюду провоцируют нестабильность, вооруженные конфликты. В результате многие государства постоянно просят у них кредиты, оружие, боеприпасы. Экономическое развитие регионов замедляется. Сокращается потребление, природные ресурсы становятся дешевле.

Думаю, по такому пути Вашингтон вполне способен пойти и в Центральной Азии.

«СП»: — То есть, проблему дефицита водных ресурсов там США могут еще и искусственно обострить?

— Это сегодня очень просто.

Справка «СП».

Вооруженные силы Узбекистана состоят из сухопутных войск, а также ВВС и ПВО.

Численность сухопутных войск составляет 40 тыс. солдат и офицеров. В составе СВ — один танковый корпус, десять моторизированных, одна лёгкая горная, одна воздушно-десантная, три воздушно-штурмовых и четырёх инженерных бригады, а также одна бригада национальной гвардии. Республика разделена на четыре военных округа и одно командование. Танков — 370, боевых бронированных машин — 650, артсистем — 450.

Численность войск противовоздушной обороны и военно-воздушных сил 10-15 тыс. человек. В их составе 7 авиационных и вертолётных полков.

Вооруженные силы Киргизии состоят из сухопутных войск, сил воздушной обороны, военно-воздушных сил. В составе СВ одна мотострелковая дивизия, одна мотострелковая и одна горная бригады, отдельный танковый полк и несколько пулеметно-артиллерийских батальонов. Общая численность 15 тысяч человек. Танков — до 100, боевых бронированных машин — до 350, артсистем — до 150.

В составе ВВС один смешанный авиаполк и одна вертолетная эскадрилья. В силах войск воздушной обороны — шесть дивизионов.

Вооруженные силы Таджикистана состоят из сухопутных войск, мобильных войск, военно-воздушных сил и ПВО, президентской национальной гвардии и сил безопасности (внутренних и пограничных войск). Общая численность — 20 тыс. солдат и офицеров.

Сухопутные войска организационно разделены на две мотострелковые, артиллерийскую и десантно-штурмовую бригады. Танков — 37, боевых бронированных машин — до 40, артсистем — 20.

Военно-воздушые силы и ПВО — один вертолетный полк (4 Ми-24 и 13 Ми-8).

ПВО — один зенитно-ракетный полк.

Источник

Теги: АфганистанСШАУзбекистан

Оставить комментарий