close
no thumb

Генерал-полковник Виктор Есин знает все о различных калибрах ядерного оружия в российских Вооруженных силах. Ему это было положено по должности. Термин «ядерные чемоданчики» вызывает у Виктора Ивановича, как профессионала, раздражение: «Это малогабаритный ядерный боеприпас специального назначения ранцевого типа — так это именуется, сокращенно — ядерные мины». Все они хранились на одном складе на территории России. И никогда не выдавались в войска. Также могу со всей ответственностью сказать, — продолжает он, — ни одной пропажи ядерных ранцев на этом складе никогда не было».

Основной ранцевый ядерный боеприпас (в английской терминологии «atomic demolition munition«), состоявший на вооружении США, — это Mk-54, цилиндр диаметром 40 сантиметров, выстой 60 сантиметров и весом 68 килограммов. Mk-54 доставляется к предполагаемой цели с помощью аквалангистов или парашютистов и подрывается механическим таймером. Мощность взрыва составляет от 0,1 до 1 килотонн.

Самая маленький вариант — мина для гранатомета W54 весом 23 килограмма с дальностью стрельбы до 4,5 километров и мощностью взрыва от 0,2 до 1 килотонны. По разным данным, на вооружении США было 300-600 таких боеприпасов.

В СССР поставлялись в войска два вида инженерных ядерных боезарядов: наземные мины и переносные диверсионные фугасы. По армейской терминологии «ядерный ранец» (РЯ-6). Боезаряд помещался в металлическом корпусе-коробке, одетой в чехол из специальной освинцованной ткани, и переносился на лямках за спиной, как ранец. Первый вариант этих устройств имел габариты 60 х 40 х 20 сантиметров, вес 40 килограмм и был снабжен таймером. Для подготовки мины к взрыву одному человеку хватало 20 минут. Затем были разработаны более компактные устройства массой 30 килограммов и размерами 45 х 35 х 30 сантиметров. РЯ-6 заряд имеет термоядерный, в котором применены трансурановые элементы торий и калифорний. Мощность заряда варьируется от 0,2 до 1,0 килотонны по тротиловому эквиваленту. Боеприпас мощностью одна килотонна превращал в пустыню всю округу радиусом до 800 метров. Ядерные ранцы обладали мощной ударной волной и предназначались главным образом для уничтожения стратегически важных объектов в глубоком тылу противника.

Были также у Союза ядерные артиллерийские снаряды.

Ядерные мини-боеприпасы предназначались для того, чтобы переносить их за спиной. Поэтому неправильно говорить, что они какие-то ядерные чемоданчики, ридикюли и прочее. Никогда их не было в КГБ — ранцевые ядерные поклажи состояли на вооружении только в спецподразделениях ГРУ и спецчастях морской пехоты.

После окончания холодной войны Россия и США договорились уничтожить мини-заряды и больше их не производить. В Соединенных Штатах ядерные мины были ликвидированы, по некоторым данным, в конце 1991 г., по другим — в 1992 г. На тот период Россия обладала примерно двумястами ядерными боеприпасами и также вела их уничтожение. В апреле 2000 г. в ходе рассмотрения Договора о нераспространении ядерного оружия Игорь Иванов заявил, что все ядерные мины в России уничтожены. Технология их уничтожения такая же, как и всего другого ядерного оружия: их отправляют на завод-изготовитель и там демонтируют.

Информация, что эти мины могли пропасть со склада хранения, — беспочвенна, считает генерал-полковник Виктор Есин. Состоялись две комплексные проверки сохранности ядерных ранцев. Первую проводила совместная комиссия Минобороны и Минатома. А затем, когда пошел повторный шум, президент Борис Ельцин поручил Андрею Кокошину, в то время секретарю Совбеза РФ, осуществить повторное обследование. В числе членов комиссии был и сам Виктор Есин. В ходе перекрестной проверки он лично пересчитал каждый ядерный ранец.

Другое дело, сказал Виктор Иванович, так называемые ядерные «грязные бомбы«. Это настолько простое устройство, что может быть изготовлено кустарным способом. Иначе говоря, это контейнер с расщепляющимися материалами, обложенный обычным взрывчатым веществом. Радиоактивных материалов в природе довольно много. В России приобрести эти материалы почти невозможно, легче это сделать в других странах. Всего государств, способных производить расщепляющиеся материалы, более сотни. Все они находятся под контролем МАГАТЭ (Международная организация по контролю за атомной энергией). При взрыве контейнера радиоактивные материалы не взрываются, а распыляются. Не исключаю, что среди шахидов могут появиться самоубийцы, снабженные подобными «грязными бомбами«, считает генерал-полковник Виктор Есин.

Единственный способ предотвратить террористические акты с использование «ядерных шахидов» — поставить под полный контроль МАГАТЭ все производства расщепляющихся ядерных материалов.

По мнению Виктора Есина, в разговорах о «ядерном чемоданчике» происходит подмена понятий. У террористов нет доступа к ядерным минам, но они способны прибегнуть к «грязным бомбам». Часто эти понятия путают на бытовом уровне. А поэтому можно утверждать, что реальное ядерное снаряжение террористов не способно вызвать ядерный взрыв, а лишь способно произвести к радиационному заражению местности. «Создать реальную ядерную мину кустарным способом невозможно — это я утверждаю как специалист, — говорит генерал-полковник Есин. — Специалисты знают, что нельзя склепать «на коленке» ядерную мину. Счет идет на микроны».

Выявить террориста с «грязной ядерной бомбой» достаточно просто — нужен только счетчик Гейгера. (На ядерный ранец же счетчик Гейгера не реагирует, там мощная защита от излучения, фон не превышает естественный.) Полиция и таможенники ряда стран уже имеют на вооружении индикаторы радиоактивного излучения.

Тем не менее 100% гарантии того, что террористы не смогут завладеть ядерными минами, сегодня не даст ни один специалист. Помимо России и США ядерными чемоданчиками способны обладать Китай и Израиль. У них имеются технологии создания такого вида оружия.

«Мой вывод основывается на том, — продолжает генерал Есин, — что эти страны имеют ядерный артиллерийский боеприпас. А ядерный ранец как раз близок по конструктивным особенностям к этому виду боеприпасов. Кроме того, чтобы создать ядерную мину, необходима соответствующая довольно сложная инфраструктура, обеспечивающая чрезвычайно сложный технологический процесс«.

Тем не менее генерал Александр Лебедь в свое время сделал заявление об исчезновении ядерных чемоданчиков со складов. Генерал-полковник Виктор Есин поясняет ситуацию: да, действительно Лебедь интересовался сохранностью ядерных мин. В 1996 г. как секретарь Совета безопасности РФ он получил разрешение на осмотр склада, но так и не воспользовался им. То есть лично убедиться в том, что в конкретном пункте хранения отсутствует хотя бы один ядерный ранец, — он сделать не мог. Значит, его утверждения о пропаже были голословны.

Виктор Есин говорит, что ему обидно за Россию, когда он слышит разговоры, что со складов пропадали-де малогабаритные ядерные устройства ранцевого типа: «Дело было поставлено так, что никакой элемент ядерного оружия не мог пропасть. И главным образом благодаря менталитету военных, которые занимались обеспечением сохранности ядерного оружия. Все организационно-технические меры безукоризненно соблюдались«.

Теги: "ядерные шахиды""ядерный ранец"Mk-54W54грязная бомбаРЯ-6террористыядерный чемоданчик

2 комментария

  1. «Единственный способ предотвратить террористические акты с использование «ядерных шахидов» — поставить под полный контроль МАГАТЭ все производства расщепляющихся ядерных материалов.»

    НАИВНЫЙ товарищ чиновник. Техника все время развивается. Это утверждение уже не аксиома. Есть любопытное мнение, например, на странице http://www.sciencenew.hop.ru/p2-4.htm

Оставить комментарий