close
no thumb

Если кто не видел ролик, то суть такова. На экране — Ксения. Она не заученно, используя тривиальный набор аргументов, но вполне недвусмысленно сообщает о своем непростом решении — поддержать кандидата. Камера отъезжает — «Стоп, снято!», — и становится видно, что Ксения привязана к стулу. Ей тут же заклеивают рот, вместе со стулом утаскивают за кадр, интересуются, шел ли звук, и командуют: «Тащите Венедиктова! Не до утра же нам тут сидеть!»

Тема подневольной поддержки раскрыта, намек на Чулпан Хаматову и других известных людей, высказавшихся за Путина, прозрачнее некуда. Лично у меня, правда, куча вопросов несколько старомодного свойства. Понимая всю неуместность такого подхода, когда идет безопасная, но от того еще более непримиримая борьба фронды с тоталитаризмом, все ж таки звоню К­сении.

— Понимаю, — говорю, — что просмотров будет много и аплодисменты болотниковцев гарантированы. Но ведь он так вам помогал. И маме. Про папу я уж не говорю — он никогда не воспользовался возможностью поднабрать популистских очков, пнув одного из главных перестройщиков и творцов лихих 90-х. А вы?! Как-то не по-питерски.

— А что я? А кто он? — отвечает мне Ксения. — В самом ролике фамилия не названа. Я девочка умная. А уж как вы там все это поняли, это ваш вопрос.

Надо признать, тут она права: ролик имеет название «Собчак за Путина», но в самом сюжете упоминание отсутствует. Венедиктов есть, а Путина нет. Это, видимо, с учетом того, что кровавый режим может за такое и на дыбу — эх, хорошо бы! Да на Лобном бы месте! Просмотры в интернете просто взлетели бы, рейтинг бы зашкалил! Но в неправедном Басманном суде в случае чего можно будет заявить: а ручки — вот они! Фамилия не названа, а потому дыба ожидается разве что виртуальная.

— А потом, что значит помогал? Мне никто не помогал, — сообщила мне Ксения. — Я сама пробилась.
И, поясняя свою мысль, Ксения рассказала мне, что она и выбрала дорогу светской львицы и телеведущей бессмертного «Дома-2», чтобы дистанцироваться от папиной, а потом и маминой поддержки — она же не стала политиком по семейной привычке, по крайней мере пока. Эта таинственная часть ее заявления вызвала во мне смешанные чувства. С учетом готовящихся политических реформ мне явился и яркий групповой портрет кандидатов на выборах-2018. Ну до того еще дожить надо, и Ксения точно собирается: тренирует так необходимую политику броскую самоуверенность в точной дозировке с милой демагогией:

— Я и в костюме зебры снималась, и в ролике этом — и что? Это всего лишь художественный акт, в последнем случае выражающий мою оценку хода избирательной кампании.

Ничего, как говорится, личного — акт творения. Все ржут. То, что я ей отвечал, честно говоря, даже приводить неудобно, но придется, ради соблюдения объективности. Я стал намекать, что разные такие акты творения — а там трава не расти — очень способствуют наведению порчи на страну; далеко ли, говорю, от Болотной до смуты, даже революцию помянул. Выяснилось, что революций и смут Ксения не боится, и в этом смысле она точно дочь своего отца: та когорта по Белому дому палила, только дым стоял. Вернее, ей, собственно, все равно, будет ли вслед за протестами какая погибель, потому что она уже выступила в костюме зебры. Это главное.

— А если что и начнется, так это власть будет виновата, — твердо сказала Ксения Анатольевна. — Не проводишь реформы, не слышишь настроений народа, его креативной части — получи.

Далее она очень складно изложила, при каких условиях будет голосовать за Путина (гипотетически): если он проведет предлагаемые ею реформы, а именно… Думаете, последовали требования освободить политзаключенных? Не-ет! Ксения же девушка умная! И потому она коротко изложила: надо соскочить с нефтяной иглы, победить коррупцию, ну и повысить производительность труда. Типа того.

Мы говорили по телефону, и я представлял, как она стоит в костюме зебры. Или Мальвины. И излагает все это. Впрочем, тот образ в прошлом: на Ксении строгие очки, учительский пиджачок и завязочки под воротником крепдешиновой блузки. Теперь другое дело. Это вам не блондинка в шоколаде. Взгляд почти стальной. Теперь хоть в Кремль. Снимать Россию с нефтяной иглы.

Материал из издания «Не дай Бог!» №3, 29 февраля — 6 марта 2012

Теги: ВыборыПутинСобчак

2 комментария

Оставить комментарий