close
no thumb

Правительственный бункер расположенный в подземном лабиринте, на глубине 100 метров в 20 км от Бонна, теперь превратился в музей, где выставляются документы о подготовке властей ФРГ к возможной атомной бомбардировке.

[rutube]5f5efbd5445d79b22b19a42684fedbe8[/rutube]

Вход в тоннель украшает вывеска: «Внимание, опасно для жизни» – бункер до последнего времени считался секретным.
[rutube]ee603ab5b6c7599f51a09d3286b344ee[/rutube]
   Его строительство было начато в 1960 году и продолжалось 12 лет. Подземное убежище предназначалось для правительства ФРГ, и в нем могли укрыться три тысячи человек. Здесь были обустроены офисы, около 900 спален, кухни, столовые и залы для конференций. Стальная дверь в тоннель весит 25 тонн, однако она по сей день может наглухо закрыться в считанные секунды. После развала социалистического лагеря и падения Берлинской стены бункер был почти полностью очищен. О его прежнем состоянии убежища рассказывают фотографии, а также помимо архивных документов, в музее можно посмотреть фрагменты душевых кабин, парикмахерскую и  стоматологическое кресло. Восстановлена и подземная спальня канцлера: это узкая кровать, шкаф, стол и стул.

Панель управления бункера


Транспортные средства для перемещения по тоннелям






















Ванная комната для персонала. Таких в бункере пять

Ванная комната. Это комната класса люкс. Подобных было две

Комната переговоров

Парикмахерская

Стоматологический кабинет

Рабочий кабинет

Так выглядел вход в бункер на поверхности (модель)

А так выглядел город стоявший над бункером.

»crosslinked«

Теги: Боннбункербункер правительства ФРГ

2 комментария

  1. Додик Гимпелевич Летнее приключение или …секретный бункер (рассказ)
    …До 1961 года мой отец офицер ВВС СССР, служил на мысе Шмидта, Чукотка, крайняя точка Советского Союза. Тогда ещё Чукотка, не принадлежала Роману Абрамовичу. Затем отца направили в Белоруссию, в чудесный и несравненный город Бобруйск, в войсковую часть 36790. В Бобруйске был дислоцирован полк дальней авиации. В авиа-гарнизоне мы жили в девятом доме, третьей квартире, как писали на конвертах «Бобруйск — 17». Наступил июнь, начались каникулы. Мой приятель и однокашник Сергей Завода размечтался — эх, взять бы лодочку, да махнуть на ней вниз по течению Березины. Половить рыбку, пожить в палатке. Эта мысль очень понравилась. Родители не отпустят, ответил я. А мы скажем, что это речной поход, а организует его отец нашего одноклассника и отличника — Игоря Кирина, нашелся Сергей. Наши «родичи» проверять не стали, поверили нам на слово. И мы стали собираться. Сергей выпросил у отца надувную оранжевую лодку. В плавание мы взяли самое необходимое. А из продуктов кинули в вещевой мешок пару банок тушенки, сгущенку, макароны, рис и хлеб. И с утра пораньше двинулись на Березину. Накачали лодку, спустили её на воду, сложили вещи, сели и …погребли на середину. Течение подхватило наше легкое судёнышко, как перышко и понесло по мутной торфяной воде. Сергей полулежал в лодке, и вяло шевелил алюминиевым веслом, словно рыба плавником. Наш план был такой, за два дня доплыть до Светлогорска, затем сесть на рейсовый автобус и вернуться в Бобруйск. По берегам реки стояли домики, будто игрушечные. На воде покачивались привязанные цепями рыбацкие лодки, а с их кормы мальчишки удили рыбу. Навстречу попадались пароходики. Они толкали перед собой баржи груженные песком или щебнем, и хрипло гудели. У местных, мы уточняли название селений. Река петляла среди торфяников. Несколько раз переносили нашу лодку, плыли по торфяным болотам и каналам. Видели запруды и бобровые хатки. Мелиораторы осушали здесь болота и добывали торф, а из него готовили брикеты, топить печки. В итоге забрались в такие непроходимые болота, что …мама не горюй. Вскоре перед нами появился небольшой остров, покрытый соснами. То, что надо. Вытащили лодку на берег, просушили, сложили рюкзаки, развернули палатку. Было видно, что сюда ещё не ступала нога человека. Вечерело. Собрали сухие ветки и развели костёр. Отварили рис, заправили тушенкой, попили чайку. Багровое солнышко котилось к закату. Новый день обещал быть солнечным. Но, сказалась усталость, разморило, и мы рано завалились спать. Ночью похолодало, да ещё комары заели. Рассвело. Над болотом стоял густой туман. Вскипятили воду, умылись. После завтрака порыбачили. Поймали ёршика, пару окуньков и плотвичек. Сергей предложил обследовать наш остров. Мы забрались на жёлтую песчаную вершину, поросшую соснами и елями. В центре полянки, в зарослях папоротника обнаружили яму, круглую и глубокую, как колодец. Я заглянул вниз. Из кармана куртки выскользнули ключи от квартиры и полетели в …черную дыру. Тьфу ты! Пришлось вернуться в палатку за фонариком. Сергей обвязал меня веревкой, стал спускать. На дне ямы, тускло блеснули мои ключи. Я подобрал, и хотел уже выбираться, но заметил, что стены колодца сложены из красного кирпича. А кладка примыкала к стене. Это был потемневший и позеленевший от сырости и времени бетон, местами поросший мхом. Вот тебе и необитаемый остров!? И откуда всё это в болотной глуши? Хотя во время войны в этих непроходимых болотах говорят, прятались партизаны. После войны, в лесу, люди ещё часто натыкались, на заросшие травой землянки и окопы, разрушенные блиндажи и дзоты. Ребятня находила патроны, гранаты, проржавевшее оружие, и прострелянные каски. Были случаи, когда грибники подрывались на минах. Ещё я обнаружил в стене ржавую решётку-жалюзи, через которую из глубины поступал холодный воздух. Что за чёрт? Сергей принёс топорик, привязал верёвку к сосне и тоже спустился. Мы решили отогнуть решетку, а вдруг тут спрятаны …сокровища? С трудом, но решетка поддалась. Лаз был метра два, и уходил вглубь острова. Нам было не по себе, но любопытство побороло страх. Ход был очень узкий, не развернуться. Первым туда протиснулся Сергей, и вдруг …затих. Что там нетерпеливо спрашивал я. Завода, бил топориком по металлу, затем послышался глухой, утробный звук, словно что-то рухнуло. Послышался удивленный голос приятеля – ого, …да здесь коридор. Сергей бросил вниз верёвку и стал осторожно спускаться. Давай теперь ты, крикнул он. Я подполз к самому краю, Завода подсвечивал мне снизу фонариком. Тусклый свет выхватил тёмные стены. Вот это да! Мы осмотрелись. К потолку и стенам крепились провода и толстые, чёрные кабели в металлической оплётке. Было немного страшновато. А вдруг это военный объект, не хватало ещё, чтоб нас здесь задержали. А может лучше вернуться? Наш лаз, похоже, был воздушной вытяжкой. Коридор, как ни странно совершенно сухой. Под потолком висели зарешёченные стеклянные плафоны. Подсвечивая себе под ноги, мы вышли на площадку. На стенках виднелись швы от досок, так заливают цементный раствор, под фундамент. В стенах закрытые железные двери, как в подвалах на объектах гражданской обороны. Вдоль стен расположены стеллажи под самый потолок, на них деревянные ящики, окрашенные тёмно-серой краской, с орлами. Цифры и надписи, похоже, на немецком языке. Что это, …где мы? У стены бетонная лестница, ведущая вниз. Вход был закрыт железной решеткой и опломбирован. Сергей посветил. В темноту уходили ступени. Вокруг чистота. Мы вернулись к ящикам. Интересно, а что там внутри? Но они были закрыты защелками, и соединены проводами. Хорошо, что у нас тогда хватило ума не трогать их. А вдруг здесь всё заминировано, или это сигнализация. А может это секретный немецкий бункер, времен войны? От нервного напряжения и холода, стал трясти озноб. Захотелось одного, поскорей вырваться из этого подземелья. …Выбравшись из ямы, мы почувствовали облегчение. Ярко светило солнце, щебетали лесные птички. А наши горячие головы приятно обдувал тёплый, летний ветерок. Казалось, всё, что мы видели, страшный …сон. Только теперь до нас дошло, как это было опасно. Мы быстро собрали вещи, накачали лодку и бросились прочь от этого таинственного и загадочного острова. Работали веслами, словно за нами кто-то гнался. Через час, совсем выбившись из сил, выбрались на твердую землю. На попутке добрались до районного центра Паричи. Решили никому, ничего не говорить. Во-первых, нам никто не поверит. А если ещё узнают родители, вот тогда точно, …влетит. Но, интересно, а что было в тех …ящиках? Наверно пистолеты или автоматы, а может гранаты? Уже потом, после службы в армии, я пытался отыскать этот островок, но …безуспешно. Старожилы из деревни «Ковчицы-2», Светлогорского района, рассказывали, что в этих местах, во время войны, немцы что-то строили. Они были мастера фортификационных сооружений. Может это базовые склады с оружием и боеприпасами, …или что-то ещё. Большую территорию фашисты окружили колючей проволокой. А снаружи охрана, бронемашины с солдатами. Немцы установили по всему периметру вышки с пулемётами, а вокруг, вырубили лес. Вглубь самой территории провели железнодорожную ветку. Её охраняли части «SS». После этого пригнали состав с военнопленными, и туда потоком пошли железнодорожные составы, но подобраться к ним было невозможно. Наши летчики пытались, но в Бобруйске, с аэродрома немцы поднимали самолёты на перехват. Когда фашисты отступали, то с территории не вышел ни один военнопленный, видно их расстреляли и утопили в болоте. Затем сожгли все наземные постройки и подожгли часть лесного массива. Они явно рассчитывали вернуться, потому и не стали взрывать тот секретный объект. В конце шестидесятых, наши военные пыталась обнаружить это подземное сооружение. Под видом геологов они бурили в лесу скважины. А чтоб не привлекать внимание населения, говорили, что ищут нефть. С воздуха производили аэрофотосъёмку, но болота надёжно хранили свою …тайну. Местные жители говорили, что живут, как на пороховой бочке. Ведь, что там находится внутри, так никто и не знает. Поэтому в любое время, всё может взлететь на воздух. Конечно, со временем обнаружат и этот засекреченный объект, и на земле станет ещё одной тайной меньше…

  2. Я с таким интересом читал, даже поверил. Сами то хоть различаете где ложь, а где правда?

Добавить комментарий для Додик Гимпелевич Отменить ответ