close
Новости

Почему «Турецкий поток» воспринимается в Европе как блеф «Газпрома»

no thumb

Глава «Газпрома» Алексей Миллер призвал европейцев поспешить со строительством газопроводов из Греции, куда российская монополия переведет пункт сдачи своих поставок. Прислушаются ли в Брюсселе к совету? Стало ли это началом новой газовой интриги между Россией и ЕС?
56089138
Председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер с недавних пор отличается резкими высказываниями, говоря об отмене строительства газопровода «Южный поток» и новой стратегии российской монополии на европейском рынке. Он отсек любые дальнейшие обсуждения, сказав после соответствующего заявления президента Владимира Путина, что проект «Южного потока» окончательно закрыт. Страны-участницы международного проекта с сожалением восприняли новость. Болгария подталкивала Брюссель к поиску компромисса с «Газпромом», которому по нормам третьего энергетического пакета ЕС запрещалось быть одновременно и владельцем инфраструктуры для экспорта газа в Европу, и единственным поставщиком топлива для нее.

На встрече с заместителем председателя Еврокомиссии по Энергетическому союзу Марошем Шевчовичем, который приехал в Москву впервые, Миллер озадачил европейского делегата планами отказаться от транзита газа через Украину к 2020 году. Основную ставку монополия сделает на турецкое направление, несмотря на последовавшее предупреждение со стороны представителя Евросоюза, что это подорвет имидж компании как надежного поставщика, так как, согласно действующим контрактам, точки сдачи-приема российского газа находятся в Центральной Европе, но никак не в Греции.

Шевчович, приехавший в Россию прояснить ситуацию с «Южным потоком», в целом был удивлен «стратегическим» мышлением Москвы, однако выводы для принятия решений отправился делать в Брюссель.

В частности, в «Газпроме» ему дали понять, что стратегическая задача не поменялась – она заключается в том, чтобы исключить Украину из схемы поставок газа в Европу, превратив газотранспортную систему страны в металлолом. Для этого в свое время проектировались «потоки» – Северный и Южный. Но с отменой строительства газопровода на дне Черного моря и в странах Центральной Европы Россия не нашла лучшей альтернативы, чем перебросить трубы в Турцию, а оттуда – к границе Евросоюза в Греции. По пожеланию президента Турции Реджепа Эрдогана новый газопровод, расширяющий мощности «Голубого потока», возможно, будет назван «Турецким потоком». Однако, по словам официального представителя «Газпрома» Сергея Куприянова, это пока не утвержденное название.

Потенциально «Газпром» даже сэкономит на новом газопроводе: он может стоить наравне с морским участком «Южного потока», примерно 14 млрд евро, а при его строительстве будут использованы уже изготовленные и заказанные материалы для его предшественника. В таком случае экономия на сухопутном участке, который планировалось проложить по территории Болгарии, Сербии, Венгрии, Хорватии и Австрии достигнет 9,5 млрд евро. Однако в условиях падающих цен на топливо едва ли масштабные инвестиции будут оправданы.

«Газпром» также обозначил, что не намерен участвовать в строительстве инфраструктуры по приему и доставке в конечный пункт российского газа из Греции, где будет организован газовый хаб. Об этом должны позаботиться сами европейские потребители. В том и заключалась цель российской стороны на прошедших переговорах, как позже пояснил Куприянов – надавить на Брюссель, побудить уже сейчас к обсуждению внутренних газопроводов для приема газа из России в новом пункте сдачи.

Но Шевчович уехал с другим вопросом: что делать странам Центральной Европы, если подача газа через Украину прекратится? Пока он предложил искать экономически обоснованное решение в рамках рабочей группы, куда пригласят и российского министра энергетики Александра Новака. Таким образом, Шевчович намекнул, что определять объемы потребления и подсчитывать необходимые инвестиции в Евросоюзе будут не спеша – возможно год или два.

И у Брюсселя нет поводов спешить, как их призвал Миллер («У них на это есть максимум несколько лет»). В Турцию пойдут 63 млрд кубометров газа, которые планировалось поставлять в Европу по «Южному потоку». Но куда они денутся, если страны ЕС их не заберут? Миллер угрожает «другими рынками».

Со слов Куприянова следует, что это не более чем эвфемизм, под которым следует понимать Китай. «Газпром» до сих пор вынашивает идею прокладки «западного маршрута» поставок газа в Поднебесную и активно предлагает ее Пекину, но пока успехи ограничиваются меморандумом – Китаю нужно еще подумать, куда девать 30 млрд кубометров в год на своей западной границе. Поэтому газопровод «Алтай», по которому газ может пойти с месторождений Западной Сибири – сырьевой базы для поставок в европейском направлении, остается сугубо риторической уловкой.

Другая проблема «энергетического оружия Кремля» в том, что в 2014 году компания добыла минимальный объем газа с начала века, сообщало агентство Reuters. Добыча упала на 9%, ровно на столько же упал экспорт в страны дальнего зарубежья, поставки в ближнее зарубежье, по предварительным данным, сократились на 29,1%. Произошло это вследствие того, что монополия не смогла продать большие объемы и по-прежнему располагает свободными мощностями на уровне 150 млрд кубометров газа в год. Поэтому слова главы «Газпрома» о продаже предназначенного для Европы газа на других рынках – чистой воды блеф. Впрочем, решительность Миллера ставит под угрозу поставку порядка 40 млрд кубометров газа в год.

Однако и с «Турецким потоком» европейцам не все понятно. Вопрос стоит так: а будут ли на самом деле осуществляться поставки к греческой границе?

Проект газопровода еще даже не согласован, точка выхода на турецкий берег не определена, не говоря уже о том, что нет никакой проектной документации. Если «Южный поток» планировалось запустить к 2016 году, то, по словам Куприянова, на новый газопровод уйдет гораздо больше времени. По факту «Турецкий поток» существует пока в виде меморандума между Россией и Турцией, который предполагает дальнейшее обсуждение планов. За него «Газпром» заплатил 6%-й скидкой по текущим поставкам, но Анкаре нужно больше – 16%, и торг обязательно продолжится.

Еще один нюанс: в перспективе Европа нацелена снизить зависимость от российских поставок. Способствовать этому будут местные трансграничные газопроводы, которые помогут перебрасывать объемы топлива внутри ЕС, развитие инфраструктуры по приему сжиженного природного газа и строительство газопроводов от месторождений на Кавказе и в Центральной Азии. К тому же внимание неизбежно будет обращено на украинскую газотранспортную систему. В августе Верховная рада приняла предложение премьер-министра Арсения Яценюка о реформировании газотранспортной системы – 51% будет принадлежать государству, а 49% правительство предложит европейским и американским инвесторам. Инвесторы должны будут провести модернизацию ГТС и при внесении изменений в контракты «Газпрома» с европейскими потребителями получат возможность транспортировать российский газ от границы Украины и России.

В связи с поведением «Газпрома» вложения в украинскую газотранспортную систему могут быть привлекательнее строительства локальных газопроводов из Греции.

Если из политического измерения вернуться к экономической целесообразности, то «Газпром» мог бы в рамках централизованных закупок ЕС продавать газ оптом или предложить скидку на границе с Грецией (что для самой монополии будет невыгодно).

Но для Европы, согласно резолюции Европарламента, принятой в четверг, обеспечение Украины газом с точки зрения энергетической безопасности является особенно важным. Сегодня это прежде всего политический вопрос и Брюссель будет работать в этом направлении.

В декабре лидер движения «Украинский выбор» Виктор Медведчук писал на своей странице в фейсбуке, что ожидания Киева относительно инвесторов, готовых побороться за обладание долей в ГТС, не оправдались – желающих так и не нашлось. «Памятуя о непредсказуемости и непоследовательности позиции официального Киева, инвесторы вряд ли решатся сотрудничать с «властью камикадзе» в газовой сфере и в 2015-м», – прогнозировал Медведчук.

Однако, как пишет аналитик компании «Цэрих Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских, на газовом рынке назревает интрига: «Нафтогаз Украины» до конца 2015 года собирается определить партнеров по управлению ГТС и сетью подземных хранилищ. Поэтому, возможно, Россия, предупреждая интерес западных инвесторов, заявляет, что в скором времени исключит Украину из цепочки поставок. «Борьба будет нешуточной», – констатирует Подлевских. Можно сказать, глава «Газпрома» 14 января обозначил первый раунд этой борьбы.

Тем не менее ничто не мешает ЕС и США войти в долю украинской ГТС и вместо протягивания газопроводов к хабу в Греции получать газ на российско-украинской границе. «Газпром» будет этому противиться, но останется ли у него выбор? По крайней мере уже понятно, что инвестиции в «Турецкий поток» еще более сомнительны, чем вложения в «Южный поток», и продиктованы исключительно политикой. У «Газпрома» нет и до 2020 года не предвидится рынка, сопоставимого по объему с европейским. Затевая игру с высокими ставками, российская монополия упрощает общение инвесторов с «властью камикадзе» в Киеве. Более того, рискует и дальше сокращать свою добычу. Такое в России национальное достояние.

Оставить комментарий