close
no thumb

Границы войны и мира стираются по мере возникновения новых видов противоборства и новых форм агрессии.

27890372

Между Западом и Россией бушует настоящая война, совокупные потери и издержки могут составлять сотни миллиардов долларов. Украина – в качестве Испании 1937 года, разминка перед реальными масштабными сражениями в Европе. Между тем войны сегодня бывают самые разные, в том числе и без выстрелов (пока). Гибридные, мультипликативные, мятеже-войны.

Кибервойна – это война или не война? Когда из какого-нибудь офиса можно обвалить половину финансового мира – и не попасться. Или «злые языки страшнее пистолета», это сказано почти два века назад, – про современные информационные войны?

Еще один тип войн, который сегодня Запад и демонстрирует в отношении России, – война на удушение, древняя, как мир. Но название для нее – «Петля анаконды» – дали журналисты в ходе Гражданской войны в США. Само же авторство проекта приписывают генералу Уинфилду Скотту, придумавшему схему блокады и удушения южан. Генерал на поле боя не слишком отличился, но его задумка получила творческое развитие и сработала. Действительно, очень похоже на петлю, охватывающую мятежный Юг.

Блокада торговли, логистики, снабжения, инфраструктуры, экспорта и импорта, сочувствия, гуманитарных потоков. Теперь делается попытка приспособить «анаковойну» для противоборства с Россией, постепенно сжимая хватку (в сублимированном мини-варианте это действует в отношении Восточного Донбасса). Конечно, 17 с лишним млн кв. км не сожмешь, но ведь сейчас меряют и совсем другими мерами – евро и долларами, байтами, пикселями, лайками.

Чем «хороша» по-своему «анаковойна»? Она, как считают ее вдохновители, достаточно безопасна для запускающих ее и не слишком провокационна, с болью, но без крови. Впрочем, в США точно так же думали накануне Второй мировой войны, когда объявили, как бы сейчас сказали, санкции на поставку энергоносителей в Японию. Возможно, специально провоцируя Токио, в том числе на атаку Перл-Харбора, из высших политических соображений. Но факт остается фактом: на мягкую силу Япония ответила жесткой, очень жесткой.

В принципе в этом суть концепции «асимметричного сдерживания». Вы ждете, что за ваш софт вам ничего не будет, в худшем случае дуэль на шпагах, с перьями на шляпах, а к вам, за вашу «доброту», является Ласковый Миша с дубьем. Вроде не эстетично, но эффективно – закон тайги. То есть для непонятливых и впечатлительных: мягкая сила может обернуться жестким ответом. Был Тонкин, а вышел Хошимин.

Поэтому, как правило, вслед за мягкой силой, а то и опережая ее, в качестве страховки идет сила жесткая. Против стран со средней и малой военной мощью такая «дипломатия канонерок» срабатывает, по крайней мере до ближайших президентских выборов. Но против ядерной державы с отнюдь не с самыми слабыми, как это иногда пытаются представить, силами общего назначения подобная политика изначально, на уровне задумки Уинфилда Скотта и дальнейшего планирования, безрассудна.

Эскалация по вертикали и горизонтали как бы запрограммирована, и это может быть отнюдь не одиночный, демонстрационный обмен между Невадой и… кем-то еще. А потому «анаковойна» против РФ – однозначно проявление профессиональной недальновидности, не только в военном деле и геостратегии. Это полное незнание России, которая только сплотилась вокруг своего «ленинского Центрального комитета», затянула пояса еще на одну дырочку – и живет дальше.

Россия, конечно, не мыслит циклами в 5 тыс. лет, как Китай, но и у нее что-то там, внутри, в загадочной русской душе, помимо свободолюбивых консумеристских устремлений. Недаром продвинутые люди на Западе считают будущую идеологическую угрозу со стороны РФ не менее серьезной, чем военную: только Россия способна выстроить подлинную «общечеловеческую», а не сектантско-анархистскую идею контрглобализации.

Однако вернемся к «анаковойне» и ее производным. Эффект не достигнут, Запад это признает, Россия адаптируется и не собирается встречать Барака Обаму с ключами от Москвы на Поклонной горе. А потому, как говорил Батька Ангел, у Запада есть «два путя». Первый, не самый умный, но где там умные, им бы только селфи. Повышать ставки и риски, продолжать конфронтационное противостояние, дополнить его новыми, теперь уже наверняка провоцирующими Россию компонентами, в том числе на ее территории. Все более совмещать жесткую и мягкую силу, из чего, заверяем, у Запада все равно не получится умной силы. И затягивать дальше «петлю анаконды», обкладывать РФ и ближние акватории противоракетными средствами в надежде все же вырвать у нее «ядерное жало» – а потом можно будет говорить с ней совсем по-другому. То, что Россия не будет сидеть и лузгать семечки, безразлично наблюдая за происходящим, никому не придет в голову. Что будет дальше – см. выше.

Есть и второй сценарий, основанный на здравом смысле и инстинкте самосохранения, как и, впрочем, сохранении политического лица. Ведь весьма достойные аналитики уже связывают превращение глобального финансово-экономического кризиса в общесистемный с провалом проводимой ныне политики в отношении РФ. Экономика, может, и выправляется, да человеческий материал параллельно и неуклонно разлагается, теряет вкус к жизни, а отсюда действительно чуть-чуть до большой войны, что называется, на автопилоте. Слишком долгое противостояние со слишком большим и неуступчивым оппонентом (Владимир Путин упорно называет коллег на Западе партнерами) – это потеря пиар-привлекательности, превращение в надоедливую, неприятную рутину, которую хочется скорее забыть.

В общем, требуется найти приемлемый вариант для гордой Украины, на Западе достаточно аргументов и рычагов для этого. Нестареющий Збигнев Бжезинский уже кое-что озвучил. Все остальное – списать на «хромую утку», идеалиста и дилетанта Обаму. А Россия меж тем «своих не сдает», но находит возможность в очередной раз продемонстрировать ответственную политику по сохранению мира. Поскольку альтернатива – новый, действительно жуткий виток гонки вооружений и конфронтации, а как сказал недавно Путин, от возможностей до намерений и реальных угроз – один шаг.

Оставить комментарий