close
no thumb

Прежде за счет мобилизации элит ей удавалось парировать внешние вызовы, но времена изменились.

Соединенные Штаты, привычно исполняющие в последние десятилетия роль самоуверенного и жесткого мирового гегемона, на самом деле близки к крушению. Об этом пишет в журнале «Эксперт» профессор Нью-Йоркского университета Георгий Дерлугьян.

Сравнивая нынешнее положение США с прошлым имперского Рима, средневековой Испании или недавно исчезнувшим Советским Союзом, профессор Дерлугьян, входящий в международную инициативу «Постглобализация», видит во всех этих случаях довольно много общего.

«Почему в 1588 году испанская Непобедимая Армада не смогла справиться с «пиратами» второстепенной тогда Англии? Ведь во владении испанцев тогда оказалась почти треть Европы (Португалия, Италия, Австрия и то, что позднее назвали Бельгией), плюс золото и серебро индейцев Америки. Но богатства шли не столько в бюджет, сколько в частный доход приближенных к престолу грандов и их приспешников — тех самых, которые по-испански назывались камарильей, — пишет Дерлугьян в своей статье. — Они соревновались в престижном потреблении, в то время как истощались хозяйство и управление Испанией. Гипертрофия олигархических элит и, соответственно, неспособность центральной власти к смене курса оказываются главными признаками надвигающегося краха империй».

Распад империй, таким образом, вызывают не враги или диссиденты, империи рушатся от того, что участники процесса разрушения не понимают последствий своих действий. Так, например, во времена краха Советского Союза «архитекторы перестройки» совершенно не ожидали, что последствия их действий приведут к исчезновению самого крупного государства в мире.

Вслед за Испанией и СССР вот-вот отправятся и Соединенные Штаты, предупреждает американский профессор, опираясь на откровения скандально известного сотрудника спецслужб Эдварда Сноудена.

«Главное, что мы узнаем сегодня из разоблачений беглого Эдварда Сноудена, не масштаб американской электронной слежки, а баснословные ассигнования на это безнадежное в принципе дело, — пишет ученый. — Если даже молодой контрактник Сноуден мог себе позволить дом на Гавайях, какие же эшелоны более серьезных людей должны прекрасно кормиться из контртеррористического бюджета США?»

Добавим к этому другие реалии сегодняшнего дня. Например, армию, которая будучи оснащена совершенно фантастическими устройствами и вооружениями, так и не смогла добиться убедительных успехов в Ираке и Афганистане. Или объявленный администрацией Обамы секвестр бюджета, приведший к сокращению финансирования многих важных госпроектов и фактическому сворачиванию социально значимых программ в областях образования и медицины. «Это неприятные, если не сказать грозные признаки, хотя так может продолжаться годами. У американской гегемонии изрядный накопленный запас финансовой и политической прочности», — предупреждает Дерлугьян.

Однако рано или поздно любая имперская система, оказавшаяся на грани перенапряжения, становится подверженной стремительному саморазрушению. Прежде Соединенным Штатам за счет мобилизации элит удавалось успешно парировать внешние вызовы. Сейчас же властные группировки США демонстрируют непримиримость по отношению друг к другу и даже гордятся такой позицией.

Когда в начале 1970-х США увязли во Вьетнамской войне, их многочисленные союзники и сателлиты попытались воспользоваться ситуацией. Западная Германия, к примеру, решила поиграть в примирение с Востоком, Япония активизировала скупку недвижимости в Нью-Йорке, а страны Персидского залива принялись диктовать свои цены на нефть. Только жесткая реакция Вашингтона позволила ему тогда сохранить контроль за ситуацией.

Сейчас ситуация еще более серьезная, глобальный экономический кризис поставил американцев в те же условия, в которых в начале 80-х годов прошлого века оказался Советский Союз. Как именно будет проистекать крушение американской империи, сказать сложно, но если события будут развиваться по сценарию гражданской войны или расовых волнений, то последствия их будут по-настоящему страшны.

Уже сегодня пора готовить идеи на случай краха нынешнего мирового гегемона, уверен Дерлугьян. Это должна быть новая модель регуляции социальных и экономических процессов на уровнях стран, регионов и всего мира, построенная, например, на социал-демократической основе. Главное — не затягивать работу слишком надолго, предупреждает ученый, потому что с началом развала события развиваются стремительно, и советская «Перестройка» служит здесь хорошим примером.

Оставить комментарий