close
no thumb

Россия, поворачиваясь лицом к Азии, определяет свое отношение к Западу

Об изменении политического курса России и расставании с соответствующими иллюзиями пишет в статье для The New York Times Роджер Коэн.

E_mw1024_s_n

«Без малого четверть века в странах Запада исходное допущение насчет России было таким: пусть с зигзагами и промежуточными остановками, после всех пыхтений и сомнений все-таки постепенно она интегрируется с западным миром… Таким, казалось, был и взятый Кремлем курс — более энергично его продвигал Дмитрий Медведев, но придерживались и предыдущие инкарнации Владимира Путина», — пишет автор.

По мнению Коэна, «теперь очевидно, что такое представление о России было ошибочным. Путин избрал другой путь. Он сделал ставку на конфронтацию с Западом, которая должна стать базисом развития России и концентрации его личной власти».

Каковы причины этого поворота? «Возможно, это были уличные акции протеста под конец 2011 года в Москве. Возможно, ощущение, что ранее в том же году Запад повел себя вероломно в Ливии. Может быть, какое-то подозрение, что сейчас Америка слаба. А может, и правда дело в восстании на Украине. Не исключено, впрочем, что просто-напросто с годами прорывается наружу его внутренний агент КГБ».

«В конечном итоге причины не столь важны — важна реальность, — продолжает Коэн. — А реальность такова, что Путин сменил направление, разжег волну русского национализма. Это, пожалуй, самый масштабный стратегический разворот XXI века, и он будет иметь колоссальные последствия, которые еще не вполне осознанны».

Публицист пересказывает свой разговор с приглашенным профессором Гарварда Карлом Кайзером, который привел мнение неназванных экспертов по российской внешней политике. «Экономические санкции Запада против Москвы, введенные в ответ на аннексию Крыма, могут оказаться стимулом к более изоляционистской модели развития, которая хорошо сработает в России», — сказал Кайзер, оценив такую перспективу как «довольно пугающую».

«Аннексия Россией Крыма — это безобразие, а то, как Путин разжигает маленькую кровавую войну на востоке Украины, — проявление безграничного цинизма, — пишет далее Коэн. — Сейчас опасность в том, что антизападный поворот Путина может коснуться и контроля над вооружениями, а новая российско-американская гонка вооружений — это последнее, что нужно миру». Впрочем, полагает автор статьи, «сотрудничество по-прежнему возможно: есть признаки, что Россия готова оказывать содействие по Ирану».

«Теперь главное — определиться, как вести себя с новой Россией, — считает Коэн. — Европа и США до сих пор не выработали политику, которая одновременно позволяла бы оказывать России сопротивление, сдерживать ее и сохранять с ней связь. А выработать таковую необходимо, потому что новая действительность взрывоопасна… Это не вторая холодная война — это прощание Запада с иллюзиями».

Источник: The New York Times

Оставить комментарий