close
no thumb

Бернард Вайнштейн
Переводная статья — Источник: inosmi.ru

В последнее время российский президент Владимир Путин действует умно и хитро, представая перед миром в образе миротворца и государственного мужа, и одновременно пытаясь ослабить престиж и влияние Америки и ее президента Барака Обамы на мировой арене.
207655922

Он даже сочинил статью для New York Times, в которой дал высокую оценку ООН и «власти закона», заявил, что отравляющие вещества в Сирии применяет оппозиция, а не войска Асада, а также выступил против американской «исключительности», напомнив, что «Бог создал нас равными». Весьма солидная проповедь для бывшего агента КГБ, который пытается стать пожизненным президентом России.

Путин явно получает удовольствие от ослабления американской мощи и отказа США от применения силы, особенно в Сирии и других частях Ближнего Востока. Ему наверняка нравится то, что 25 миллионов долларов, заплаченные в последние годы Россией американским лоббистам и фирмам по формированию общественного мнения, чтобы те полировали путинский имидж, начали приносить свои дивиденды.

Так может ли Америка и Обама сделать хоть что-нибудь, чтобы согнать Путина с его насеста? Кто-то выступает за бойкот российской продукции, такой как водка «Столичная». Но проблема заключается в том, что эту самую популярную русскую водку разливают не в России, а в соседней Латвии, которая проводит прозападную политику. А объемы продаж русской икры в США сокращаются год от года.

Но есть и другой способ, при помощи которого Америка может осадить Путина и понизить его авторитет и влияние. Ей надо начать экспорт нашей нефти и газа, которых у нас в избытке.

В настоящее время Россия занимает второе место в мире по добыче нефти и природного газа. Большую часть своих углеводородов она поставляет в Западную и Восточную Европу, а также в Китай. Но в 2011 году США превзошли Россию и стали номером первым по добыче природного газа. А через несколько лет, благодаря в основном бурному росту добычи нефти в горючих сланцах, Америка должна снова стать одной из ведущих в мире нефтедобывающих стран.

Но в отличие от России, Америка экспортирует очень небольшое количество добываемой нефти и газа, хотя объемы добычи в стране быстро увеличиваются. Экспорт нефти находится практически под запретом с тех пор, как ОПЕК в 1973-1974 годах ввела нефтяное эмбарго. А экспорт газа сдерживается нехваткой мощностей по его сжижению и транспортировке. Хорошая новость с газового фронта состоит в том, что американское Министерство энергетики дало разрешение на строительство четырех экспортных терминалов для сжиженного природного газа (СПГ), а еще 20 заявок ждут своей очереди на рассмотрение.

Мировой рынок испытывает огромный газовый голод, и особенно острая его нехватка ощущается в сфере производства электроэнергии. Поскольку сейчас цены на газ в Европе составляют в среднем 10 долларов, а в Азии 15, американский газ за 3 доллара и 70 центов будет уходить на ура. Даже если цены по индексу Henry Hub в следующем десятилетии вырастут до 6-7 долларов, американский газ на экспортном рынке все равно сохранит свою конкурентоспособность, причем и в случае повышения издержек на сжижение и транспортировку.

Важно то, что экспортируя СПГ из США в Европу и Азию, мы сумеем уничтожить власть Газпрома над этими рынками. В то же время, нам следует и дальше передавать свои технологии гидроразрыва пласта Китаю, Польше и другим странам, имеющим крупные сланцевые месторождения, чтобы те постепенно снижали свою зависимость от газа из России.

Если мы займемся экспортом нефти, то нанесем еще один удар по России, и в то же время, дадим толчок развитию американского энергетического сектора. Однако с политической точки зрения осуществлять экспорт американской нефти будет сложнее, так как мы по-прежнему являемся нетто-импортером, хотя большая часть нефтяного импорта приходит к нам из дружественных стран, таких как Канада и Мексика, а на долю импорта из стран ОПЕК сегодня приходится менее 10% объема американского потребления.

Конечно, все это потребует от президента Обамы прекращения войны с ископаемым топливом. Это означает, что надо будет ускорить процесс выдачи разрешений на строительство экспортных газовых терминалов, отказаться от запрета на нефтяной экспорт, открыть большую часть государственных земель и внешнего континентального шельфа для бурения на нефть и газ, лишить Управление по охране окружающей среды возможности участвовать в выработке норм и правил по технологиям гидроразрыва, а также притормозить его вечные призывы о повышении налогов в нефте- и газодобывающей отрасли.

Бернард Вайнштейн — заместитель директора Энергетического института Магуайера (Maguire Energy Institute) при школе бизнеса им. Кокса в Южном методистском университете и научный сотрудник Института Джорджа Буша (George W. Bush Institute).

Оставить комментарий