close
Новости

ФРГ предпочла «авторитарную» Россию «свободной» Америке

no thumb

Журналист Клеменс Верджин обнаружил, что в сегодняшней Германии как никогда распространены антиамериканские и пророссийские настроения. Автор статьи в New York Times уверен, что здесь не обошлось без пропаганды Путина, однако главное — Германия никогда и не была по-настоящему «западной» страной.
37608868
Как и большинство экспертов по внешней политике, автор заметки в The New York Times Клеменс Верджин был шокирован «аннексией» Россией Крыма и продолжающейся «мягкой оккупацией» восточной части страны. Может ли подобный неприкрытый захват территорий происходить сейчас, в XXI веке, задается вопросом журналист.

Однако удивляют не только действия России. Автор статьи наблюдает, по его словам, «странный феномен» на примере Германии, где многие политики и общественные деятели, включая бывших канцлеров Герхарда Шрёдера и Гельмута Шмидта, выступают в защиту России. Эти «августейшие» фигуры считают настоящими агрессорами НАТО и Евросоюз, так как эти организации посмели расширить свою сферу влияния на территории, которые входили в законную зону интересов Москвы. Кажется, с этим согласны и многие немцы, утверждает Верджин.

В данном случае налицо явное лицемерие. Те люди, которые с помощью норм международного права критиковали американское вторжение в Ирак, сейчас оправдывают необходимость России нарушать суверенитет других государств, полагает журналист.

На самом деле, у администрации Буша, при всех надуманных обвинениях против Ирака, имелись на руках 16 резолюций Совета Безопасности ООН. У России же нет ни одной подобной резолюции. Единственное, что уравнивает обе позиции, – явный антиамериканизм.

Некоторая часть пророссийских настроений в Германии – дело рук кремлевской пропаганды, утверждает Верджин. Недавнее исследование немецкой газеты Welt am Sonntag показало, каким образом теневая сеть пророссийских сторонников формирует в Германии темы для публичного обсуждения. Даже на форумах, спонсируемых немецкими властями, с немецкой стороны имеются друзья Владимира Путина, уверяет журналист.

Однако и среди обычных немцев наблюдается тревожная тенденция: спустя четверть века после окончания холодной войны, кажется, немецкое общество снова отворачивается от Запада. «Мы привыкли думать о Германии как о западноевропейской стране, но, по большей части, она – продукт альянсов, сложившихся в холодной войне. До этого она занимала рискованную позицию между Востоком и Западом», — пишет Клеменс Верджин.

По данным опроса Infratest/dimap, 49% респондентов ответили, что предпочли бы, чтобы их страна в украинском кризисе заняла позицию между Западом и Россией, и только 45% выступили за присоединение к западному лагерю.

Антизападные настроения можно наблюдать с обеих сторон политического спектра. Среди левых есть люди, которые инстинктивно принимают сторону любой страны, которая решается оспорить сложившийся статус-кво и статус США как мировой державы. В то же время среди правых многие считают, что Европа стала «слишком гейской», слишком толерантной и антихристианской. Эти люди приветствуют авторитарного лидера, бросающего вызов мультикультурности Европы.

В Германии подобные взгляды лучше всего представлены антиевропейской партией Alternative für Deutschland. Ее участники занимают консервативную позицию, восходящую корнями к XIX веку, которая романтизирует Россию, как страну, не тронутую западными ценностями и рыночным капитализмом.

В настоящее время обе антизападные точки зрения представлены среди политической элиты, и это, вместе с огромными инвестициями немецких компаний в Россию, налагает ограничения на то, насколько агрессивно может себя вести в отношении Москвы прозападный канцлер Ангела Меркель.

Что объединяет антизападных сторонников как левого, так и правого крыла, — так это полное равнодушие к судьбам людей, которые населяют земли между Германией и Россией. Некоторые объясняют свою симпатию к России как своего рода моральный долг перед страной, которая пострадала от рук немцев в ходе Второй мировой войны. Но тут важно помнить, пишет автор, что война началась с захвата Германией Польши с запада, а спустя несколько дней СССР вторгся в Польшу с востока после того, как обе стороны тайно договорились о разделе Восточной Европы.

Теперь современные немецкие политические деятели называют Украину «ненастоящей страной» и относятся к государствам, находящимся между Западом и Россией, как к нациям второго сорта. Они пробуждают плохие воспоминания о тех днях, когда нацисты и советские войска залили этот регион кровью, утверждает Клеменс Верджин.

В течение нескольких десятилетий Германия пыталась смириться со своим фашистским прошлым и извлечь из него важные уроки. Теперь в другой стране авторитарный лидер стабилизирует свое правление, агрессивно действуя в другой стране на основании принципов национализма. Любой, кто знаком с прошлым нацистской Германии, сказал бы, что это неправильно. «Это – тест, который провалили слишком много моих соотечественников, — уверяет журналист. – Почти половина немцев не ощущают глубокой связи с Западом и его ценностями – а это именно то, чего хочет Владимир Путин».

Оставить комментарий