close
no thumb

Если бы Англия, вдруг подверглась атаке, то в этом тайном командном центре политические и военные лидеры страны и их основные советники должны будут жить и руководить. Эти уникальные фотографии Дэвида Мура показывают спартанский бункер под Уайтхолл в центре Лондона, где должен будет решаться вопрос выживания Великобритании.

Безопасный вход — капсула

Level One — камера дезактивации

«Информационная стена «, которая отображает информацию с камер видеонаблюдения в Великобритании и международных каналов

Журнал дежурств

Небольшой знак на каменном столбе со стрелкой вниз гласит «бомбоубежище». Помимо этого знака и лестницы все, что всречается на пути в этот дом апокалипсиса странно безликим — как будто любые человеческие чувства тут будут излишнеми. Когда люк бункера закроется, все станет безликим и не должно тревожить мужчин и женщин, которые будут жить у нас под пеплом.
Самый безопасный и важный правительственный кризисный центр управления и обороны, располагается глубоко под Уайтхолл в центральной части Лондон .
В рамках сделки за публикацию этих фотографий, мы не можем сказать точно, где он находится — как мы не можем точно сказать, кто будет жить в суровых условиях глубоко под землей. Это понятно, поскольку этот обьект является оперативным центром правительства на случай национального кризиса. Именно здесь,высокопоставленные члены правительства, гражданской службы и военные встречались в начале войны в Ираке и во время 7  взрывов в Лондоне. Реальная роль этого бункера, однако, является более значительной. Если Англия подвергнется серьезному нападению, то это место станет главным ключевым узлом, сотрудникам которого придётся принимать решения и решать вопросы жизни и смерти, неделю за неделей, месяц за месяцем.

Коридор на втором уровне

Двухместный номер

Этот бункер всегда был тайной за семью печатями, известный в очень узких правительственных кругах, о которой изредка упоминали в Палате общин, но он никогда не описывался и конечно, никогда не бывало его фотографий. Потребовалось более двух лет переговоров, чтобы фотограф Дэвид Мур смог получить туда доступ. Он проводил один день в неделю в течение шести месяцев в бункере занимаясь фотографированием и разговаривая с сотрудниками, которые ему всячески помогали.
Есть несколько домашних удобств в этом мрачном месте, конечно не плюшевые ковры или элегантные люкс-конференц залы. Вместо этого бункер похож на улей — все гудит, все находится в режиме ожидания — в маленьких комнатах и лабиринте уродливых коридоров. Стены покрашеные в нейтральные цвета, трубки люминесцентных ламп, масса оцинкованных стальных труб под потолком. Тонкие нейлоновые ковры покрывают полы. Реальность такова, что в кризисной ситуации ключевые фигуры правительства будут в безопасном, герметичном и охраняемом центре, но они будут жить практически в тюремных условиях.

Трибуна для чрезвычайных сообщений

Первым шагом в этот тайный мир будет через контрольно-пропускном пункт в защищенном месте, расположеном на три этажа ниже уровня земли. Те, кто пойдет дальше должны оставить свои мобильные телефоны и пройти проверку службы безопасности, прежде чем продолжить путь через герметичную стеклянную дверь.
Спустившись вниз, попадаем в комнату дезактивации и видим тяжелую как в подводной лодке красную герметичную дверь. Здесь посетителям будет предложено обменять свою одежду на новую униформу аккуратно сложенную и тщательно запечатанную в полиэтилен.
Объект располагается на трех этажах, каждый площадью в четверть футбольного поля. Десятки дверей и служебных коридоров. За дверями находятся общежития, шкафы, конференц-залы, кабинеты военных операций, больница, вещательный центр, информационные и коммуникационные отделы. В подвале расположены дизельные генераторы такой мощьности, что бы обеспечивать автономность бункера все времена.

Убежище укомплектовано сотрудниками, которые готовятся для жизни на борту подводных лодок, где нет естественного освещения или воздуха. Они работают по сменам, часто спит там и обеспечивают готовность объекта к эксплуатации. Каждый знает что это место есть, но министерство обороны не говорить об этом, говорит Мур . Один чиновник как-то раз встретил его с недоверием: «Я не понимаю, как вы получили туда доступ», сказал он. В другой раз Муру было сказано, что ему «очень повезло,что он получил доступ» и что он никогда не будет предоставлен еще раз. Каждая фотография которую он сделал была проверена и одобрена чиновниками. Несколько фото были подкорректированны по соображениям безопасности. Но даже при этом один из офицеров с которым встречался Мур чувствовал себя очень неловко в его присутствии. «Со своей стороны, я не хочу, чтобы ты здесь был,» сказал он. «Мы никому не верим здесь. Это наша работа.»

Даже при высоком уровне доверия, есть вещи, которые Муру не было разрешено видеть.
«Мне пришлось ждать за дверью в одну комнату в которой скрывается аппаратура и оборудование шифрования, а люди внутри убирали документы и наводили порядок для осмотра. В конце концов мы были допущены туда, это была небольшая герметичная комната. Большой беспорядок в месте где уборщики не ходят, и бумажки разбросаны повсюду. Двое мужчин в мятых рубашках там работают в окружении электронных ящиков.»

Брифинг комната

Контрольно-пропускном пункте

Конференц-зал — показаны карты Ирана

Некоторые районы были полностью закрыты для Мура.
«В подвале есть пространство, которое называется «заднюю дверь». Что происходит там, я понятия не имею, — возможно, это проход на следующий уровень пост-ядерной жизни? »
Бункер может вместить до 100 человек в течение трех месяцев, поэтому есть шкафы с продовольствие и основными предметами, мыло, зубная паста и щетки, а также дыхательные аппараты и защитные костюмы. Там существует четкая иерархия, в этой преисподней. В конце одного из коридоров расположена дверь в комнату, которая будет использоваться ‘Главным’. Это, по-видимому, для самых высокопоставленных лиц здесь, хотя никто не подтвердил Муру будет это премьер-министр или ещё кто. Хотя есть некоторая конфиденциальность в этой области, но при резком освещеннии в комнате, можно увидеть сосновую двуспальную кровать — единственную на этом обьекте. Есть ещё пара тумбочек по обе стороны, но больше никакой другой мебелью. Рядом находится комната с двухъярусной кроватью для детей. «Это, несомненно, комната для первой семьи», говорит Мур.

Телестудия

Сувениры

В конце главного коридора расположен кабинет управления, на столе в котором стоят три телефона, один из которых с пометкой «Белый дом». В комнате управления также имеется холодильник, небольшой двухместный диван и свой собственный туалет». Там на стенах развешены картины импрессионистов — попытка сделать всё чтобы люди чувствовали себя более по домашнему -, также и другие картины висят на стенах коридора.

Лестница в бомбоубежище

оборудование Би-би-Си

Ящик с документами

Для тех людей, кто находится в иерархической лестнице немного ниже, есть общежития с десятками коек, а также несколько более просторных комнат для старшего персонала. Для развлечения есть TV/DVD плееры, а также книги, которые циркулирующие среди сотрудников.
В других местах есть конференц-зал с большим деревянным столом под рядом цифровых часов. Они отмечают, время в Лондоне , Вашингтоне , Багдаде , Кабуле и Брюсселе — но нет Москвы , Пекина или Тегерана. Однако, в другом зале заседаний — карта Ирана проецируется на стену. Там также расположена кризисная диспетчерская и «видео стена знаний», которая связана с камерами видеонаблюдения по всей стране.
Мур говорит: «На протяжении всего времени, меня просили не называть это бункером. Я полагаю, это потому, что это слово ассоциируется с чувством неизбежности.»

По материалам: http://www.dailymail.co.uk

»crosslinked«

Теги: David MooreDefence Crisis Management CentreАнглия БункербункерВеликобританияЛондон

Оставить комментарий